Что лучше вантуз или «химическое оружие»

Гели для чистки зеркал и стёкол

Состав:

изопропиловый спирт, эфиры этиленгликоля, ПАВ, аммиак водный, пропиленгликоль, отдушка, красители.

Что вредно?

Аммиак — хороший растворитель для очень большого числа органических, а также для многих неорганических соединений. Но! Пары аммиака могут вызвать боль в глазах, слезотечение, приступы кашля, кожные аллергические реакции. А при высокой концентрации возможны головокружения, тошнота и затруднения дыхания

Средства, содержащие аммиак, нужно применять с осторожностью, поскольку при попадании в глаза он может вызвать ожог роговицы. Кроме того, статистические данные подтверждают, что чаще всего причиной отравлений бытовой химией становятся соединения с хлором и аммиаком

Как применять?

Не вдыхать пары в процессе чистке, по возможности пользуясь необходимыми средствами защиты. Избегать попадания жидкости на кожу и в глаза.

Теперь, когда мы разобрались с «таблицей Менделеева», предлагаемой нам производителями бытовой химии, — можно смело обновить арсенал чистящих средств. Только не забывайте читать этикетки! И если вам встретятся ПАВ, формальдегид, хлор, крезол, аммоний, фенол, диазинон, фосфор, фосфаты или изопропиловый спирт — лучше поищите альтернативу. Ведь основное преимущество рынка — наличие конкуренции. Так что вы всегда найдёте добросовестного производителя, который предложит вам безопасные порошки, гели, растворы и пасты. Ну а если вы решите обезопасить себя на 100%, всегда можно вернуться к проверенным старым рецептам: соде для чистки раковин и ванн, лимонному соку и поваренной соли для выведения пятен и уксусу для удаления известкового налёта.

Не хотите видеть ? авторизуйтесь

Отбеливатели

Отбеливатели в СМС, как правило, представлены двумя видами – кислородсодержащими и оптическими. И если с первыми более-менее понятно (выделяющийся в водной среде кислород окисляет загрязнение и тем самым его разрушает), то вторые требуют пояснения. Оптические отбеливатели вещи белыми делают лишь визуально. Их принцип действия основан на поглощении невидимого человеком УФ-излучения и преобразовании его в видимую голубую часть спектра. Поэтому при дневном свете вещи будут выглядеть белыми и яркими, хотя фактически цвет ткани не изменяется.

Про кислородсодержащие отбеливатели необходимо сказать, что активны они при температуре от 30°С, а наибольшее количество ионов, которые, собственно, и будут отбеливать, образуется вообще при 60°С. Т.е. стирка в прохладной или холодной воде окажется неэффективной. И для того, чтобы при низких температурах всё-таки можно было удалить пятна, в состав СМС вводят активатор отбеливания – тетраацетилэтилендиамин (ТАЭД).

Причины отказа от химоружия

Несмотря на смертоносность и значительный психологический эффект, сегодня можно уверенно заявить, что химическое оружие – пройденный этап для человечества. И дело тут не в конвенциях, запрещающих травить себе подобных, и даже не в общественном мнении (хотя оно также сыграло немалую роль).

Военные практически отказались от отравляющих веществ, потому что химическое оружие имеет больше минусов, чем преимуществ. Давайте рассмотрим основные из них:

  • Сильная зависимость от метеоусловий. Поначалу отравляющие газы выпускали из баллонов по ветру в направлении неприятеля. Однако ветер переменчив, поэтому во время Первой мировой войны были нередки случаи поражения собственных войск. Применение в качестве способа доставки артиллерийских боеприпасов эту проблему решает лишь частично. Дождь и просто высокая влажность воздуха растворяет и разлагает многие отравляющие вещества, а воздушные восходящие потоки уносят их высоко в небо. К примеру, англичане перед своей линией обороны разводили многочисленные костры, чтобы горячий воздух уносил вражеский газ вверх.
  • Небезопасность хранения. Обычные боеприпасы без взрывателя детонируют крайне редко, чего не скажешь о снарядах или емкостях с ОВ. Они могут привести к массовым человеческим жертвам, даже находясь глубоко в тылу на складе. К тому же стоимость их хранения и утилизации крайне высока.
  • Защита. Наиболее важная причина отказа от химического оружия. Первые противогазы и повязки были не слишком эффективны, но уже скоро они обеспечивали довольно действенную защиту от ОВ. В ответ химики придумали газы кожно-нарывного действия, после чего был изобретен специальный костюм химической защиты. В бронетехнике появилась надежная защита против любого оружия массового поражения, включая и химическое. Если говорить кратко, то применение боевых отравляющих веществ против современной армии не слишком эффективно. Именно поэтому в последние пятьдесят лет ОВ чаще применялось против мирного населения или партизанских отрядов. В этом случае результаты его использования действительно оказывались ужасающими.
  • Неэффективность. Несмотря на весь ужас, который боевые газы вызывали у солдат во время Великой войны, анализ потерь показал, что обычный артиллерийский огонь был более эффективен, чем стрельба боеприпасами с ОВ. Снаряд, начиненный газом, был менее мощным, поэтому хуже разрушал инженерные сооружения и заграждения противника. Выжившие бойцы вполне успешно использовали их в обороне.

Сегодня наибольшей опасностью является то, что химическое оружие может оказаться в руках террористов и будет использовано против мирного населения. В этом случае жертвы могут быть ужасающими. Боевое отравляющее вещество относительно несложно изготовить (в отличие от ядерного), да и стоит оно дешево. Поэтому к угрозам террористических группировок относительно возможных газовых атак следует относиться очень внимательно.

Самым большим недостатком химического оружия является его непредсказуемость: куда подует ветер, изменится ли влажность воздуха, в какую сторону пойдет отрава вместе с подземными водами. В чью ДНК встроится мутаген из боевого газа, и чей ребенок родится калекой. И это совсем не теоретические вопросы. Американские солдаты, ставшие калеками после применения собственного газа «Агент Оранж» во Вьетнаме, — наглядное доказательство непредсказуемости, которую несет химическое оружие.

https://youtube.com/watch?v=eZT24Pfa4Wg

Это интересно: 637,Холодная война – причины глобальной конфронтации между СССР и США — лучше один раз увидеть

Первое использование химического оружия при взятии деревни Нев-Шапель

Первый шаг к массированной артиллерийской химической стрельбе, предназначенной для поддержки наступательных действий пехоты, сделан немцами при взятии деревни Нев-Шапель 27 октября, т.е. еще во время первого Ипра. По деревне было выпущено 3 тыс. 10,5 см шрапнельных гаубичных снарядов — шрапнель «Ni» («Nernst Ni-Shrapnel» или «ni-shells»). Снаряд «Ni» разработан основателем физической химии и будущим лауреатом Нобелевской премии (1921), профессором Вальтером Нернстом (Walther Nernst, 1864-1941), сотрудником Института физической химии и электрохимии кайзера Вильгельма (Kaiser Wilhelm Institute for Physical Chemistry). Он не включал оригинальных для артиллерийских снарядов технических решений: обыкновенный шрапнельный снаряд, содержавший, кроме выбрасывающего порохового заряда и сферических пуль, некоторое количество дианидизина. При взрыве порохового заряда шрапнель разлеталась, нанося физические повреждения противнику, спрессованный с ней дианидизин распылялся в воздухе в виде пыли, вызывая сильное жжение глаз, носоглотки и чихание. В результате обстрела шрапнелью «Ni» на короткое время британские позиции в Нев-Шапели погрузились в густое темно-серое облако пыли, из которого выделялась лишь колокольня местной церкви. Германская пехота ворвалась в деревню, не встретив сопротивления со стороны противника.

На фоне обоюдной бойни октября 1914 г. захват Нев-Шапели был незначительным успехом германской армии. Немцы больше такие снаряды не применяли по причине кратковременности действия на противника, а о самом факте применения химических снарядов под Нев-Шапелью стало известно только после войны из работ немецких авторов. Анализ же результатов первой артхимстрельбы позволил германским военным сформулировать тактические требования к химическим снарядам. В соответствии с ними действие химических снарядов должно достигать такой длительности, при которой противник «будет вынужден покинуть обстрелянные территории и длительное время держаться вдали от них». Пока от таких снарядов не требовалось вызвать смертельное отравление солдат противника.

«От химического оружия нет защиты, мы все умрём!»

Напротив! Защититься от газов куда проще, чем от пуль и снарядов.

На ту же тему Осовец: как русские солдаты защищались от газовой атаки?

Чтобы солдата Первой мировой не убило тяжёлой артиллерией, как минимум требовался крепкий блиндаж с многослойной защитой из брёвен, мешков с землей, рельсов, бетона и прочего. Плюс тщательная маскировка.

Защиту от пуль совершенствуют до сих пор — и новые пули постояннообнуляют» старые бронежилеты.

А первая защита от газов — крохотные подушечки из ваты с раствором гипосульфита натрия — появилась в войсках союзников спустя считанные дни после знаменитой апрельской атаки. Ещё не имея специальной защиты, солдаты в облаках хлора закутывали лицо в мокрую шинель, рубашку, пропитанную мочой, дышали через сено или даже землю. Оказалось, что обычные костры отлично очищают окопы от остатков хлора.

Вскоре начали делать и противогазы — например, конструкции русского химика Зелинского и технолога Кумманта.

Солдаты в противогазах Зелинского На ту же тему Учёные на войне: нобелевский лауреат Виктор Гриньяр и фосген

Несмотря на появление новых боевых газов — фосгена и иприта, — для защиты от них вполне хватало накидки на выход из блиндажа или просто дополнительного патрона к фильтру противогаза. От слезоточивых газов помогала пропитка солдатской маски касторкой и спиртом. Даже от суперядовитой синильной кислоты нашли защиту — соли никеля.

И между мировыми войнами, и после них немало добровольцев подвергали себя воздействию отравляющих веществ. Мир всерьёз готовился к химической войне.

Отчёты и советских, и несоветских частей регулярно содержат строки наподобие:Доктор накрылся накидкой и сел спиной к ветру, его полили ипритом, затем доктор встал — поражения кожи не обнаружено».

Поэтому сейчас от большинства отравляющих веществ — помимо противогазов, защитных костюмов и герметичных машин — есть и эффективные противоядия.

Разоружение и уничтожение химического оружия

Под уничтожением химического оружия понимается процесс, посредством которого химикаты преобразуются по существу необратимым образом в состояние, непригодное для производства химического оружия, и который необратимо делает непригодными к использованию боеприпасы и другие устройства как таковые.

Каждое государство-участник Конвенции по химическому оружию должно представить общий план уничтожения химического оружия, который включает в себя график, приведенный в соответствие с установленными КХО сроками уничтожения, перечень видов и количеств химического оружия, подлежащего уничтожению на каждом объекте по уничтожению химического оружия, сметы расходов и способы уничтожения, а также любые проблемы, которые могли бы неблагоприятно сказаться на национальной программе уничтожения.

То, каким образом государство будет избавляться от химического оружия, оставлено на его усмотрение, однако из-за экологической опасности для этого не могут быть использованы следующие способы: затопление в водоемах, захоронение в земле или сжигание на открытом воздухе. Химическое оружие должно уничтожаться только на специально выделенных и соответствующим образом сконструированных и оснащенных объектах.

В соответствии со ст. IV Конвенции по химическому оружию уничтожение химического оружия должно начаться не позднее чем через два года после вступления в силу Конвенции для государства-участника и закончиться не позднее, чем через 10 лет после вступления Конвенции в силу (т. е. 29 апреля 1997). Однако ни одна страна не достигла полной ликвидации своих запасов в установленные сроки.

По состоянию на февраль 2021 года было уничтожено 98,39% объявленных в мире запасов химического оружия. Россия полностью ликвидировала свои запасы химического оружия – 27 сентября 2017 г. был уничтожен последний химический боеприпас. В США уничтожено 75 % запасов химического оружия, а их полное уничтожение планируется завершить в 2023 г.

Контроль над химическими вооружениями

Необходимость дополнения запрета на применение химического оружия мерами по контролю над вооружениями и разоружению впервые была признана в ст. 171 Версальского договора. Попытки Лиги Наций в межвоенный период добиться полного запрета химического оружия потерпели неудачу. После Второй мировой войны ФРГ и Австрия отказались от владения химическим оружием на основе Парижского протокола III 1954 г. к Брюссельскому пакту 1948 г. и Австрийского государственного договора 1955 г. соответственно. После Вьетнамской войны в 1977 г. была принята Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду, направленная на защиту человечества от методов ведения войны, основанных на пагубном воздействии на окружающую среду.

В свете затянувшихся переговоров по КХО, 1 июня 1990 г. СССР и США подписали двустороннее Соглашение об уничтожении и непроизводстве химического оружия и о мерах по содействию многосторонней Конвенции о запрещении химического оружия. В соответствии с этим Соглашением 50% совокупных запасов химического оружия каждого государства должны быть уничтожены к 31 декабря 1999 г., а к 31 декабря 2002 г. его суммарное количество должно было быть сокращено до 5000 т. Соглашение так и не вступило в силу в связи завершением согласования многосторонней Конвенции.

В 1993 году после 24 лет переговоров была принята Конвенция по химическому оружию. Конвенция запрещает разработку, производство, накопление и применение химического оружия, а также учреждает Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО) с штаб-квартирой в Гааге, Нидерланды, которая должна осуществлять контроль за соблюдением положений Конвенции.

Опирающийся на широкую дефиницию химического оружия, основанную на «критерии общей цели» (использование в гражданских и правоохранительных целях не запрещено) и предусматривающее уничтожение химического оружия и объектов по его производству, режим КХО усилен всеобъемлющим механизмом проверки, включая стандартные и специальные процедуры, подробно описанные в Приложении по осуществлению и проверке. Главная цель данного механизма создать у сторон КХО уверенность в том, что выгоды от принятия обязательств ОЗХО перевешивают издержки.

Систематические проверки являются основным средством обеспечения соблюдения положений Конвенции. В их основу положено разделение обязанностей между Техническим секретариатом ОЗХО и сторонами КХО. Государства-участники должны представлять первоначальные и ежегодные объявления (ст. III, VI КХО) в отношении, среди прочего, химического оружия, старого и оставленного химического оружия, а также объектов по производству химического оружия. Технический секретариат имеет право проверять точность заявленной информации с помощью самых разных средств, от постоянного мониторинга при помощи приборов, устанавливаемых на месте, до периодических осмотров (военных и промышленных объектов) инспекционными группами.

Наиболее инновационным элементом Конвенции по химическому оружию является механизм инспекций по запросу. Этот инструмент позволяет каждому государству-участнику, если имеются сомнения в соблюдении Конвенции, просить ОЗХО проинспектировать любое место или объект на территории другого государства-участника, причем последнее не может отказаться допустить такую инспекцию.

Кроме инспекций по запросу, существует возможность проведения расследования предполагаемого применения химического оружия по запросу государства-участника. Расследование может быть инициировано в соответствии либо со ст. IX, либо со ст. X КХО. Первый случай представляет собой ситуацию инспекции по запросу, когда государство-участник запрашивает инспекцию на месте на территории другого государства-участника на основе вызывающей доверие информации, что там было использовано химическое оружие. Во втором случае государство-участник запрашивает помощь и защиту от применения химического оружия против него в соответствии с п. 8 ст. X КХО.

Неблагоприятные условия применения

Однако помимо существенного перевеса химических арсеналов двух государств были и другие причины не применения химических арсеналов в период нового мирового конфликта. Первоочередной была причина зависимости применения химического оружия от погодных условий. Так, огромное влияние на качество применения отравляющих веществ оказывает тип движения воздушных масс. Очень много зависит от направления и скорости ветра. Если ветер слишком сильный, то он снизит концентрацию отравляющих веществ из-за рассеивания газа, таким образом, атака может не нанести никакого вреда. Но в тоже время если ветер слишком слабый, то облако отравляющих веществ будет стоять на одном месте и не охватит необходимые территории, а есть химические вещества, которые из-за своей нестойкости попросту потеряет своё свойство.

Таким образом, для применения химического вещества нужно выжидать правильную скорость ветра, но противник то выжидать не будет. Однако это еще не все, ветер может в любой момент резко поменять свое направление, вплоть до противоположного. Так же не стоит забывать, что направление ветра может меняться от наличия различных зданий и сооружений присутствующих в любой местности. Таким образом, проведя химическую атаку, невозможно угадать скорость и направление движения химического облака, и после такой атаки пострадать может не противник, а сама атакующая сторона – на такой порядок вещей не согласится на один трезвомыслящий командир. Германское командование и войска союзников быстро поняли несостоятельность химического оружия, поэтому и не применяли его во время мирового конфликта 1939-1945 годов. Если бы хоть одна из воюющих стран всё-таки решилась на его применение, то начался бы настоящий химический апокалипсис, и именно этот страх и сдерживал все страны.

Недостатки снарядов Таппена

Снаряды Таппена всех типов (В, К и Т) имели недостатки, снижающие эффективность применения ОВ, неустранимые в рамках их исходной конструкции:

  • сила заряда бризантного взрывчатого вещества (ВВ) была избыточной по отношению к тому количеству ОВ, которое могло поместиться в снаряд. При взрыве происходило быстрое рассеивание облака паров ОВ продуктами детонации;
  • снаряды оказались не технологичны в производстве, так как снаряжались жидкими ОВ, реагирующими с железом и сталью. Поэтому их химический заряд находился в специальных свинцовых или фарфоровых футлярах, которые могли быть помещены только в снарядные корпуса с привинчивающейся головной частью или дном;
  • уменьшение объема снаряда за счет бризантного взрывчатого вещества и вложенного футляра, наличие пустого пространства для расширения жидкого отравляющего вещества (ок. 10%) ограничивали объем ОВ;
  • осадка футляра и колебания жидкости в снаряде при выстреле пушки нарушали его баллистику, отчего увеличивалось их рассеивание при обстреле цели; наблюдались даже случаи, когда снаряды Таппена, кувыркаясь, падали в собственные окопы.

По этим причинам боевая эффективность снарядов Таппена оказалась низкой. Кроме несовершенства самих химических снарядов, в 1915 г. существовали и другие препятствия на пути к эффективной артхимстрельбе:

  • количество орудий крупного калибра у немцев было ограничено — не более одной батареи тяжелых гаубиц/км фронта (у союзников их тогда почти не было), централизованного управления артиллерийским огнем не существовало, действительный прицельный огонь артиллерии мог вестись в глубину обороны противника только на 2–3 км, поэтому достичь массированного применения ОВ артхимстрельбой и гибко управлять ею во время боя было невозможно;
  • химическая промышленность воюющих стран не производила ОВ, обладающих высокой боевой эффективностью в тех концентрациях пара, которое можно создать на поле боя применением артиллерии.

Но какими бы недостатками не обладали химические снаряды Таппена, ими уже можно было воевать — осуществлять артхимподдержку газопусков (подавление огневых точек противника на возвышенностях и на флангах газовой волны), сковывать действия противника в местах сосредоточения для атаки, вести контрбатарейную борьбу, подавлять пулеметные точки и др.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий